перевод сайта на украинскийПеревести сайт на Украинский

Волонтер Сергей Кулясов: Мы научились определять, что важно фронту в первую очередь, а что может подождать

Издатель и редактор из Кременчуга Сергей Кулясов создал волонтерскую организацию, работающую как группа быстрого реагирования

У директора издательства «Приватна газета» и главного редактора еженедельника «Кременчугский телеграфЪ» Сергея Кулясова не рабочий кабинет, а настоящий военный музей. Возвращаясь с передовой, ребята заносят ему «экспонаты». Например, Олег, служивший в добровольческом батальоне «Донбасс», вернулся в Кременчуг с трофеем — куском рукава с «сепарским» шевроном, который отрезал от формы плененного представителя «русского мира».

— А в Казани, посмотрите, шьют замечательные «разгрузки» для российских «добровольцев», воюющих в Донбассе, — Сергей показывает изнанку боевого обмундирования, на которой пришита этикетка с реквизитами изготовителя. — Но самые страшные вещдоки передал мне комбат 17-го батальона — два металлических жетона с надписями «Змей» и «Зима» и указанием группы крови. Узнав, что это опознавательные знаки, снятые с трупов боевиков, я разжег во дворе редакции костер и бросил их туда. Расплавились, ничего не осталось.

У Сергея Кулясова, родившегося в России и русского по национальности, своя война и свой личный фронт. Он не воин по натуре. Но оставаться в стороне от происходящего в стране тоже не может.

— Я — замполит по тылу, — улыбается 50-летний Сергей Кулясов, создавший самую мощную волонтерскую структуру в Кременчуге. — В каждом номере газеты у меня есть колонка. Это рупор, через который доношу читателям свои мысли и взгляды на актуальные проблемы. Очень редко прошу у них помощи. Не для себя, понятно. Для тех, кто на передовой. Недавно общими усилиями удалось сделать новогодний подарок кременчугскому «киборгу» Андрею. В его микроавтобусе, на котором он отправился на фронт, «умер» мотор. Местные волонтеры уже дважды перебирали видавший виды «Хюндай» (сколько выдержит ходовая в условиях бездорожья при максимальной нагрузке?). Чудо, что простреленный в нескольких местах автомобиль до сих пор оставался на ходу. Но в этот раз двигатель ремонту не подлежал. Андрею нужно было где-то взять двадцать пять тысяч гривен, чтобы купить бэушный мотор и воевать дальше.

«Повестка пришла, когда я под машиной лежал, ремонтировал ее, — рассказывал Андрей. — Поэтому и решил, что поеду воевать на своем „бубусике“. Четыре дня в Черкасске (центр военной подготовки в Днепропетровской области. — Авт.) — и прямиком в Иловайск».

Андрей чудом выжил в той «мясорубке». «Я выезжал кукурузными полями на раздолбанном, попавшем под руку „жигуленке“, по дороге подобрал еще трех бойцов, — вспоминал он. — Ехали на железных ободах — простреленная резина сошла, словно кожа после ожога. Вся машина была как решето. Когда поняли, что проскочили, начали ощупывать друг друга: в горячке боя не всегда ранение заметишь, адреналин-то через горло выплескивается! Ни царапины! Тогда я в Бога уверовал…»

Потом у нашего земляка были Дебальцево, Пески, Донецкий аэропорт. Весь период обороны аэропорта Андрей «работал» на «Граде», отбивая атаки «кадыровцев», российских «отпускников» и прочих «моторол». Все 242 дня обороны с короткими перерывами единственным транспортом в его подразделении, на котором бойцы могли подвезти продовольствие и воду в аэропорт, а то и просто поспать в нем, был старенький «Хюндай Н-200″ Андрея. Этот „бубусик“ стал для „киборгов“ как брат, член семьи.

Можно было бы покрутить у виска: „Зачем он на своей машине на фронт поехал?“ Может, и глупо было так поступать. Но что теперь? Осудим бойца и отвернемся? Да, знаю, что за 30 тысяч гривен можно нерастаможенный „Мицубиши“ взять. Но у Андрея машина войну прошла! Поэтому я обратился к читателям с просьбой сделать „киборгу“ новогодний подарок. И 9 января Андрей уехал на фронт на отремонтированном автомобиле. Довольный страшно. „Вы даже представить себе не можете, что значит для меня эта машина, — сказал, благодарно пожав мне руку. — „Бубусик“ меня ни разу не подвел в самых жестоких боях. Без вас я бы его никогда не восстановил“.

В распечатке поступлений средств на банковскую карточку Сергея Кулясова значатся суммы в основном по 100 и 200 гривен. А первый взнос вообще был мизерным — 18 гривен. Люди собирали средства на новогодний подарок для „киборга“, что называется, по крупицам — за последние два года все сильно обнищали и морально устали. Но тем не менее не оставались равнодушными. И даже когда сбор был закрыт, одна женщина упросила главного редактора принять от нее еще сто гривен именно для Андрея. Дескать, парню они лишними не будут.

— У нас все прозрачно и честно, поэтому к нам и у местного населения, и у бойцов большое доверие, — рассказывает Сергей. — Под рубрикой „Помощь военным“ мы печатаем в „Кременчугском телеграфе“ все документы по поступлениям денег и строгие отчеты по их использованию. Аккумулируем средства под определенный заказ. И если что-то передаем на фронт, даже домашнюю консервацию, стараемся сделать об этом фото- или видеоотчет. Чтобы каждый волонтер знал, что его помощь дошла конкретным воинам. Мы очень дорожим своей репутацией, поэтому у нас ничего не пропадает и все используется только по назначению. В лучшие времена двор и здание редакции были полностью заставлены ящиками и мешками с продуктами, одеждой. Я сказал своим сотрудникам: „Не дай Бог, отсюда кто-то возьмет хоть одну мандаринку или хоть одно яблочко…“

Гуманитарную помощь увозят на передовую наши волонтеры, которым я верю, как себе: Вера, Гриша, Ира, Наташа, Олег, Саша… Я и фамилий-то многих из них не знаю. Это настоящие патриоты, готовые отправиться с грузом для бойцов на дальние блокпосты с риском получить пригоршню осколков от „Града“. Зачем мне их личные данные? Они безбашенные, такие не предадут.

А началось все с того, что в мае 2014 года в редакции появился сотрудник кременчугской фабрики Roshen Саша Соколенко (с тех пор к нему пристала кличка Саша-телеграф): „Ребята, помогайте. В одиночку я уже зашиваюсь. Друзей-знакомых на фронте много, все просят помощи, подключайте свои ресурсы, бойцам на „передке“ реально нужна наша поддержка“.

Главный редактор вспоминает, что первой просьбой, которую он обнародовал через газету, была мольба солдатика „прислать хотя бы хлеба“. А потом пошли заказы на бронежилеты, теплое белье, приборы ночного видения, печки-„буржуйки“… Поначалу Сергей Кулясов вместе с водителем и завхозом даже ездили по пунктам металлолома в поисках толстостенных труб, которые хорошо держат тепло. А местные „кулибины“ первые печки делали из газовых баллонов. Потом к изготовлению „буржуек“ подключились все, у кого руки из нужного места растут: железнодорожники, патриот-переселенец из Макеевки Дима, пенсионеры. Иногда печки во дворе издательского дома появлялись „просто с неба“: заехала машина, выгрузилась, уехала. А директор по коммерческим вопросам частной кондитерской фабрики „Лукас“ Виталий Лукацкий, который тоже ведет активную волонтерскую деятельность, решил проблему кардинально: договорился о поставках нужного металла и организовал своих подчиненных на выпуск принципиально нового для предприятия вида продукции.


*Сергей Кулясов: „Такие именные бронежилеты были фишкой кременчугских волонтеров“

— Не забуду, как мы наших „киборгов“ утепляли, — Сергей находит в компьютере фотографию, на которой запечатлена веселая компания бойцов в нижнем белье… в розовую полоску. — С просьбой пошить для солдат исподнее мы обратились на предприятие „Фламинго“ (в Комсомольске Полтавской области), которое производит детскую трикотажную одежду. „Но у нас все с цветочками и рюшечками“, — говорят там. Ну, нашли более-менее приемлемую ткань, и мы заказали 400 пар нижнего белья. „Сепары“ — смеялись хлопцы, — видя „розовых морячков“, в панике разбегаются».

Звонит недавно полковник, тот самый, который передал мне жетоны, снятые с трупов российских боевиков, и говорит: «У меня проблема. Порвался трос толщиной в мою руку, которым затягивают танки на трейлеры. Не могу доставить боевую технику в подразделение». Я через Интернет нашел предприятие в Киеве, которое специализируется на изготовлении тросов, поговорил с главным инженером. Тот собрал планерку, обсудил со специалистами, из какого материала лучше сделать нужный на фронте трос. «Мы изготовим его бесплатно, но сам материал обойдется в 18 тысяч 288 гривен», — сообщил после совещания главный инженер. Мне снова пришлось искать средства. Слава Богу, довольно быстро двести метров суперпрочного троса были доставлены военным.

Обмен «сувенирами» между фронтом и тылом происходит постоянно. Пенсионерка Татьяна Мктчан с позапрошлой осени вяжет для бойцов теплые носки и в каждую пару вкладывает листик бумаги с надписью «От бабы Тани». Среди членов «вязального батальона» она рекордсменка. Благодарные бойцы одного из подразделений вручили ей за это флаг со своими подписями. Женщина плакала, принимая такой подарок.

Несколько трудовых коллективов города отправляли «киборгам», героически сражавшимся за Донецкий аэропорт, именную амуницию — с вышитыми логотипами подразделений и своими реквизитами. А однажды в редакцию газеты зашли две девушки — занесли купленный в складчину бронежилет. Чтобы боец, которому он достанется, знал, кто о нем побеспокоился, вышили желтыми нитками на груди «От Нади и Наташи».

За без малого два года войны чем только не снабжали передовую кременчугские волонтеры! Они работают по принципу: «Наши» — это все, кто на фронте”. А другое их правило: никогда не отправлять грузы в «черные дыры» — на склады и перевалочные пункты, где посылки могут распотрошить. Уже 44 подразделения на передовой получали помощь от кременчужан, основная часть которой — оптические приборы и запчасти для ремонта техники.

— Наши волонтеры — это дедушка, который привез на стареньких «Жигулях» пустой газовый баллон, десяток банок консервации и 150 гривен, — рассказывает о добровольных помощниках армии Сергей. — Это девушка на «Лексусе», регулярно подвозящая выпечку и десяток разновидностей лакомств. Пожилая семейная пара на джипе, выгружающая в приемную офиса пакеты, пакеты, пакеты… Двое ребят из близлежащего села: у них мешки с луком, морковкой и картофелем. Мой знакомый бизнесмен, регулярно заносящий в редакцию одну, а то и две тысячи гривен. Бабушки, выделяющие по 50 гривен с пенсий… Все эти люди разного достатка, из разных социальных слоев общества, разной веры, возможно, противоположных взглядов на жизнь. Что их объединяет? Они же помогают не своему сыну-брату-свату, оказавшемуся на фронте, а совершенно незнакомым солдатам. Наверное, это и есть патриотизм, признак объединения общества, нации.

Особую благодарность Сергей Кулясов выражает руководству «Новой почты». Только за прошлый год ее машинами в зону ведения боевых действий со всей Украины было отправлено (бесплатно!) 37 тысяч 209 посылок общим весом около восьми тысяч тонн.

Почти год в издательском доме «Приватна газета» за распределение народной помощи отвечала начальник отдела маркетинга Наталья Михно. Не выдержав морального груза, молодая женщина сложила с себя полномочия. Говорит, очень тяжело отказывать бойцам, страшно кого-то обидеть. А средств на все постоянно не хватает.

— Не только наша Наташа вымоталась и истощилась физически — практически весь народ в таком же состоянии, — замечает Сергей Кулясов. — Поэтому, мне кажется, волонтерское движение, с одной стороны, сворачивается, а с другой, оно стало более «специализированным». С лета прошлого года запросы бойцов резко уменьшились — они уже более-менее обеспечены, а мы научились определять, что важно фронту в первую очередь, а что может подождать.

К сожалению, то, чем народ обеспечивал бойцов, очень редко передается по ротации — от демобилизованных к новобранцам. Зато посмотрите объявления в Интернете: там продается все — от американских берцев и кевларовых шлемов до самой современной военной оптики. Возможно, кому-то из демобилизованных не всегда удается сразу же найти работу на гражданке, а жить как-то нужно…

Сейчас я разыскиваю спецов военного дела на передовой, чтобы передать им так называемые обвесы на автоматы Калашникова, которые улучшают его технические характеристики. У наших бойцов должно быть качественное оружие, не хуже, чем у «зеленых человечков». Это мой личный вклад в борьбу с путинскими оккупантами.

Фото автора

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

источник: fakty.ua

сео продвижение одессаСео продвижение Одесса